Рост европейской экономики во второй четверти 2019 года упал до 0,2% по сравнению с предыдущей четвертью. Экономика Германии, крупнейшая в еврозоне, ушла в минус. Италия, третья по величине, застоялась. В Великобритании, второй по величине экономике ЕС, также произошло падение ВВП на 0,2%. И пока ничего не говорит о том, что ситуация улучшится в третьей четверти.
Наоборот, Германия должна официально вступить в рецессию. Только на ее экономику приходится 29% ВВП еврозоны, и именно промышленность Германии страдает больше всего: сектор уже сократился на 7,5% с конца 2017 года. Производство автомобилей снизилось до своего низкого уровня 2009 года, в разгар кризиса. Банковский сектор тоже находится в затруднительном положении: два главных частных банка, Deutsche Bank и Commerzbank, затягивают весь европейский сектор.
На этом мрачном фоне Франция чувствует себя немного лучше, чем ее соседи, с ростом ВВП во второй четверти на 0,2%. Но за год ВВП вырос всего на 1,3%, против 2,5% во второй четверти 2018 года, сократившись вдвое за 12 месяцев.
Что может сделать Европа, чтобы избежать нового порочного круга, подобного десяти лет назад? Еврозона должна по-прежнему иметь положительное сальдо внешней торговли в размере 380 млрд евро в этом году, что составляет 3,2% ее ВВП, согласно Европейской комиссии.
Столкнувшись с замедлением экономического роста, центральный банк мог бы начать с понижения краткосрочных процентных ставок, по которым он кредитует банки, и вводить деньги непосредственно в экономические схемы. Но базовые процентные ставки ЕЦБ равны нулю, и он уже применяет отрицательные процентные ставки к деньгам, которые банки доверяют ему, а не кредитуют. Кроме того, покупая множество облигаций на финансовых рынках с 2012 года с целью получения денег, ЕЦБ накопил 4678 миллиардов евро из них, или 39% ВВП еврозоны, что в два раза больше, чем показатель американского Федерального резерва.
Кроме того, влияние этой политики на реальную экономику уменьшилось, о чем свидетельствует сохраняющаяся слабость роста и инфляции: в августе прошлого года годовой уровень инфляции в еврозоне по-прежнему составлял всего 1%, что составляет половину цели ЕЦБ в 2%. А низкие процентные ставки, обусловленные денежно-кредитной политикой ЕЦБ, фактически сводят на нет отдачу от вкладчиков среднего класса, которые обычно используют финансовые продукты с низким уровнем риска. Это объясняет недовольство, направленное на ЕЦБ многими немцами, которые много экономят.
С другой стороны, эта политика имеет тенденцию повышать стоимость инвестиций, как акций, так и имущества, что приводит к легкой прибыли для богатых и удобной комиссии для финансистов, управляющих богатством. Вот почему эти группы остаются благоприятными для такой свободной денежно-кредитной политики. Короче говоря, возможности для маневра в ЕЦБ сейчас ограничены, даже если ожидается, что он предпримет несколько дополнительных мер в сентябре. И ни в коем случае не идеально продолжать полагаться на ЕЦБ для поддержки экономической активности.