В этом месяце исполняется 20 лет со дня самой успешной денежно-кредитной политики в истории Эквадора: долларизации и закрытия Центрального банка. Хотя некоторые по-прежнему критикуют этот шаг, а бывший президент даже пытался отменить его, экономические выгоды от долларизации очевидны. В эту годовщину стоит присмотреться к тому, что этот шаг означал для страны.

Долларизация в Эквадоре, которая официально состоялась 9 января 2000 года, была предметом мифов и спекуляций. То же самое можно сказать о роли валюты и центрального банка в экономике, характере инфляции или о том, как обменные курсы могут влиять на экспорт и конкурентоспособность страны. Они были актуальны по крайней мере со времен меркантилистской системы 15 и 16 веков.

Первый и самый главный успех долларизации с тех пор, как была введена в январе 2000 года, заключался в проверке инфляции и так называемого «налога на инфляцию». По сути, это налог, который не нуждается в одобрении парламента и позволил бы кому-то, например, президенту Рафаэлю Корреа, который хотел вернуть валюту Сукре, возложить руки на сбережения людей, вынужденных использовать старую валюту.

Аналогично, как сказала аналитик Габриэла Кальдерон, одним из самых больших преимуществ долларизации было устранение любой возможности государственных финансов, влияющих на банковскую и финансовую систему. С фискальным кризисом, равным или хуже, чем сегодня в Аргентине, Эквадору, скорее всего, пришлось бы бесчисленное количество раз обесценивать Сукре как механизм государственного финансирования. Долларизация делает невозможным скольжение валюты к типичному финансовому кризису.

Другой миф состоит в том, что долларизация сделала производственную структуру Эквадора более дорогостоящей, что привело к плохим результатам с точки зрения конкурентоспособности. Тем не менее, если бы снижение конкурентоспособности было связано с обменным курсом, Эквадор не смог бы извлечь выгоду из нынешнего состояния глобализации, как это происходит, без ценовых продуктов в долларах. Как и в Боливии, относительно низкий уровень конкуренции в Эквадоре обусловлен жестким режимом труда, налогами, жесткой протекционистской торговой политикой и чрезмерно регулируемой и устаревшей банковской и финансовой системой. Частные инвестиции в Эквадоре были бы еще более дорогостоящими с очень изменчивой национальной валютой.

Почему для Корреа было практически невозможно ренационализировать валюту? Потому что, в отличие от аргентинского плана конвертируемости в 1990-х годах при президенте Карлосе Менеме, доллары были не в руках политиков и правительств, жаждущих налогообложения, ни в банковской или финансовой системе, а у простых людей.

К счастью, так же, как таким странам, как Греция и Италия, было трудно отказаться от евро, чтобы вернуть драхму или лиру, чтобы ликвидировать их раздутые долги и погасить дефицит, поэтому Эквадор и его политики не смогли отказаться от доллара в последние годы. И, как и в Боливии, самый большой риск для экономики сейчас будет заключаться в отказе от фиксированного обменного курса.